История одного проекта: «Дом-сад»

Есть у меня два любимых архитектора, которыми я не перестаю восхищаться на протяжении всей своей творческой жизни. Это великий итальянец Андреа Палладио и наш современник португалец Альвару Сиза Виейра. Оба виртуозно работали с пропорциями — самым совершенным, но и самым сложным инструментом архитектора. Метод Сизы — метод мастеров Ренессанса; он модернист, но при этом самый настоящий классик. Он не гонится за архитектурными трюками, он по-великому прост, как и его предшественник из эпохи Возрождения Палладио. Уникальная работа с ландшафтом Альвару вдохновила меня на создание этого проекта. Я назвала его «Дом-сад».

На самом деле этот проект витал в моей голове задолго до того, как мне представился случай поработать с довольно сложным рельефом небольшого участка — по своей форме это просто вытянутый овраг с двухметровым перепадом ­высот.

Реализация идеи

Хотелось не просто вписать дом в ландшафт, а сделать невозможное — изменить ландшафт с помощью дома. Дать участку, которому так не хватало горизонтальных плоскостей, террасы с зелеными насаждениями. На эту роль могли подойти только плоские эксплуатируемые мембранные инверсионные кровли. У меня таких кровель получилось две. Одна из них — кровля первого этажа, на которой идеально разместить горшки и кадки с ампельными растениями, свисающими и ползущими вниз по стенам здания. Вторая, которая является крышей цокольного этажа, согласно замыслу полностью зеленая, то есть целиком засажена растениями. Выход на «зеленую кровлю» предусмотрен из холла первого этажа через панорамные раздвижные окна-двери.

Здание трехэтажное, не имеющее чердака. Цокольный этаж с одной стороны находится в земле, с другой выходит во внутренний дворик, образующийся благодаря Г-образной форме самого строения.

Схема домаВход в дом — с первого этажа, выполняющего парадные и хозяйственные функции: холл-вестибюль-прихожая с лестницей вниз, в цокольный этаж, гостиная со вторым светом и лестницей на второй этаж. Над зоной столовой предусмотрен стеклянный световой фонарь, выходящий на кровлю. Рядом с гостиной кухня с кладовой, с выходом на автомобильную парковку, чтобы удобно было разгружать продукты. Рядом с холлом-вестибюлем гардеробная комната. Из гостиной через панорамные окна-двери можно выйти на просторный балкон или подняться по лестнице на этаж-­башенку.

А в башенке — библиотека, самое уединенное пространство в этом доме, с огромным количеством маленьких вытянутых окошек, ажурно прорезающих стену библиотеки. Волшебный закатный свет будет озарять стены с полками книг.

В цокольном этаже располагаются приватная зона спален и хаммам с отдельным входом и большим панорамным окном в комнате отдыха.

Все три спальни имеют свои выходы во внутренний дворик через панорамные окна-двери. При каждой спальне предусмотрена личная ванная и гардеробная.

Внутренний дворик, имеющий некое подобие галереи на левом крыле в виде нависающего первого этажа с опорой, является продолжением самого дома, по сути его второй гостиной в погожие дни. Посередине дворика спроектированы каскадные пруды, сходящие вниз участка, соединенные между собой деревянными мостиками.

С соседской стороны дом имеет только четыре слуховых окошка из помещения кухни. Он весь развернут в сторону леса, который отражается в зеркальных окнах дома.

Все здание — с его эксплуатируемыми кровлями, внутренним двором и самим участком — смотрится одним общим живым организмом, реагирующим на восходы и закаты, на смену времен года. И помогает нам, городским жителям, увидеть и прочувствовать то, что мы не имеем возможности видеть и ощущать в городской среде.

Текст Натальи Гусевой