Звезда эпохи

Статуя мальчика с лозунгомПрактически любое здание, имеющее хоть ­какое-то историческое значение, — это результат работы огромного числа людей, о которых впоследствии несправедливо забывают, в памяти остается лишь имя архитектора. Мы говорим о шедеврах Росси, Гауди, Роджерса, Растрелли, не зная имен отделочников, художников и многих других мастеров, которые внесли немалый (и недооцененный) вклад в облик здания. Но есть из этого правила исключения. Случается, что образец архитектуры — это целиком и полностью, от фасада до внут­ренней отделки, заслуга одного человека, который сам себе художник,
отделочник, прораб и архитектор…

Достопримечательность Кунары

Кунара — небольшое уральское село, мало отличающееся от множества подобных деревенек и сел России. Полторы сотни жителей, в основном пенсионеров, стремительно убегающая в крупные города молодежь, пара магазинчиков, отсутствие железнодорожной станции, придорожная торговля. Если в поиске набрать «Кунара новости», то множество ссылок будет посвящено событию две тысячи десятого года — на окраине села нашли чей-то обгорелый скелет. И увлеченно обсуждают это по сей день.

Но все же одна местная достопримечательность сильно выделяет Кунару из массы похожих российских селений — это дом кузнеца Кириллова. Он стоит на обочине трассы, разрезающей село, и неизменно удивляет проезжающих мимо автомобилистов.

Прянично-лубочный, с обилием ярких красок и простодушных деталей, однако этот терем совсем не выглядит аляповато или смешно. И крайне сложно поверить в то, что все это — дело рук одного мастера.Главный фасад дома

Детство Сергея Ивановича Кириллова пришлось на военные годы. Отец, председатель колхоза, пропал без вести под Сталинградом, мать умерла, не выдержав тягот военного времени. Кириллов остался с бабушкой и младшими братьями и сестрами. Жили тяжело, зачастую голодали. Именно тогда и получал Сергей Иванович свое основное образование — три класса начальной школы. Но основные уроки он брал в колхозной кузнице, где с малых лет работал молотобойцем, да и вспоминал, чему его учил отец. Впоследствии чертежи дома и эскизы памятников он рисовал сам. (Кстати, кузнец заблаговременно выковал декор и для своей собственной могилы.)

Сергей Иванович, по воспоминаниям родственников и односельчан, был очень веселым человеком, отличным баянистом и желанным гостем на всех деревенских праздниках. В пятьдесят первом году он женился на девушке из семьи старообрядцев, родилась дочка — нужен был дом для молодой семьи. От деда Кириллову досталась ветхая лачужка, решил он ее немного подновить-подлатать, да на годы увлекся, и вот что из этого вышло.

История дома кузнеца Кириллова — это во многом и новейшая история России. Параллелей много. Сергей Иванович занялся домом еще при жизни Сталина. И основные работы закончил в шестьдесят седьмом году, по ходу времени украшая фасад все новыми и новыми элементами. Работая единственным кузнецом в колхозе, в свободное время Кириллов, в полном соответствии с наказом «от каждого по способностям», продолжал строить коммунизм и у себя на участке — в виде терема, с его лозунгами, красноармейцами, всадниками, знаменами, звездами и зайчиками на самокатах. В оформлении отражены многие важные этапы СССР: юбилей Октябрьской революции, полет Гагарина в космос, олимпийские кольца, рабочий и колхозница (которых он, к слову, так и не успел установить). Кириллов несомненно верил в то, что он делает, в «миру — мир», и именно этой верой в прекрасное далёко и пронизан весь дом. Пионер, выпускающий белого голубя, надпись «для вас нигде преграды нет», множество цветов — все это сегодня выглядит по-детски наивно, примерно как капсулы времени, популярные в те годы, с обращением к потомкам, уже живущим в таком близком коммунизме.

Красочный балкон

Судьба дома

Коммунизма не случилось. Случились девяностые с их сложностями и переходом на рыночную экономику. Советский Союз распался, но свой дом Сергей Иванович, несмотря на тяжелые времена, старался поддерживать в приличном состоянии — подкрашивал транспаранты и фигуры, дополнял свежими деталями. Неизвестный пиарщик из екатеринбуржского отделения партии «Наш дом — Россия» придумал использовать фотографии терема на предвыборных плакатах и буклетах. Дом Кириллова увидела и восхитилась практически вся страна. В качестве благодарности партийцы выдали мастеру сертификат, гарантирующий помощь хозяевам дома и их потомкам. Сертификатом, естественно, помощь и ограничилась. Но все же есть некая высшая справедливость, и пятнадцать лет назад во всероссийском конкурсе самодеятельного деревянного зодчества дом занял первое место. Талант Сергея Ивановича наконец получил какое-то официальное признание.

Кириллов предчувствовал судьбу дома. Говорил, глядя на пионеров наверху: «Как хорошо, что я не увижу, как они упадут». И действительно, после смерти кузнеца в начале нового тысячелетия дом начал потихоньку разрушаться. Краски выгорали и отколупывались. Пионерка, стоящая на крыше с плакатом «Пусть всегда будет солнце, пусть всегда будет небо», выцвела от солнца и была сброшена вниз ветром — стихии не оценили хорошего к ним отношения. Вдова Кириллова в силу возраста уже не могла хоть как-то остановить неудержимое обветшание дома.

И тут снова пришли на помощь выборы. Причем пришли по-настоящему, а не как в девяносто шестом году. На плохое состояние дома обратил внимание будущий мэр Екатеринбурга, знаменитый борец с крокодилом и опиатами Евгений Ройзман. Для реставрации терема он задействовал бывших наркоманов из своего реабилитационного центра, более тонкую работу, связанную с росписью фигур, делали сотрудники музея невьянской иконы. Дом, который строился как гимн наступающему коммунизму и по-детски радужному восприятию мира, спасли бандиты, наркоманы и православные. И в этом, пожалуй, нет ничего неожиданного или удивительного.

Сегодня дом кузнеца Сергея Ивановича Кириллова вновь красив, ярок и наряден. Он стоит на обочине областного шоссе памятником непонятно чему: Советскому ли Союзу, детству ли редких автомобилистов, притормаживающих около него, таланту ли самого деревенского кузнеца. Но в любом случае это один из самых красивых и пронзительных памятников России ХХ века.

Текст Ивана Красулина